«Где про скорые помощи, бл**ь?!»

 

- орал знаменитый «режиссер» в знаменитом ролике. Вопрос, между прочим, до сих пор задают. Только теперь не Михаилу Добкину, а Юлии Тимошенко. И не в предвыборном ролике, а в пост-выборной Генпрокуратуре. Уголовное дело у всех на слуху, но обсуждают более всего его политическую подоплеку. Между тем, сама «Програма уряду Тимошенко», выписанная белым по красному на тех самых «скорых помощах» - остается за пределами внимания.

Новые автомобили немецкой марки Opel для отечественной медицины попали в украинскую глубинку с лёгкой руки экс-премьера Юлии Тимошенко год назад. Фамилию главы правительства как автора программы поддержки медицины в сёлах тогда прямо указали на «подарочных» машинах. Было чем похвастать: автомобили неплохие. Да и выборы близились - реклама не помешает. Но пришла новая власть, наклейки с фамилией исчезли, а экс-премьер получила уголовное дело.

Обеспечение сельской медицины транспортом в период финансового кризиса Юлия Тимошенко записала в свои достижения (см. пункт № 32 на странице лидера БЮТ). Команда Януковича посчитала это достижение преступлением. С традиционной критикой в адрес экс-премьера прогремел её преемник Николай Азаров: мол, пиар и миллионные убытки государству. Следом за ним возбудилась Генеральная прокуратура. Точнее, возбудила - уголовное дело. Теперь экс-премьера обвиняют в превышении власти и служебных полномочий, «повлекших тяжкие последствия» при закупке и ввозе на территорию страны «якобы специализированных медицинских автомобилей Opel Combo Arizona». За такое полагается до 12-ти лет лишения свободы.

Приехали

Тысячу «Юлиных» машин, по форме напоминающих отечественный «пирожок», начали закупать в конце 2009-го года, как раз накануне президентских выборов. Поставщик транспорта – крупная «птица», австрийская группа компаний Vamed (Австрия); она занимается строительством, оснащением и управлением объектами здравоохранения по всему миру. Стоимость приобретения – 12,5 миллионов евро. По информации экс-премьера, поставщик даже сделал скидку. По данным ГПУ, машины закупались по цене, завышенной на 20 %. Кроме того, таможенных сборов и НДС, оплачено не было, убыток государству составляет более 60-ти миллионов гривен.

Как бы то ни было, в разгар выборной «гонки» началась массовая раздача машин в отдаленные районы, сёла и посёлки. Лента новостей от БЮТ запестрела сообщениями из регионов. Тут – вручают, там – вручают…

На торжествах автомобили часто называли «скорыми». Да ещё с приставкой - «специализированные» и с характерным признаком - «оборудованные всем необходимым».

Аттракцион невиданной поддержки сельской медицины докатился до Харьковской области 19-го февраля 2010-го года. Экс-губернатор Арсен Аваков, тогда уже сторонник Тимошенко, вручил ключи от Соmbo представителям 22-х районов. (Кстати, недавно по поводу преследования лидера БЮТ Аваков расставил свои «Акценты»).

Вот так выглядит карта области, где, в основном, на балансе центральных районных больниц работают эти авто.

Распределение машин по Украине (по количеству на каждую область) – разное. Для сравнения: в Донецкую область приехали три машины, в Тернопольскую – 45.

Такая региональная неравномерность позволяет правоохранителям и недоброжелателям обвинять экс-кандидата Тимошенко в пиаре и «электоральных предпочтениях». Сама же экс-премьер говорит: каков был заказ, таков вышел результат.

Машина-зверь?

Немецкий производитель не может не ассоциироваться с качеством, и Opel – не исключение. По крайней мере, так уверяют автоэксперты и представители салонов, где предлагают машины этой марки. И почему Михаил Маркович решил. что они хрупкие? «Мощные» «Таврии», годами стоящие при амбулаториях, конечно, ку-у-уда лучше.

Об Opel говорят: безопасен, надежен, вместителен. У Combo – передний привод, а это значит – управляемость в сложных дорожных условиях лучше. К тому же, высокий клиренс (расстояние между дорогой и дном авто) – 16 сантиметров.

А вот о вместительности машины и, как следствие, определению её к числу «скорых помощей», заявляли, действительно, для предвыборной красоты и солидности. Медоборудования в машине нет (разве что съёмные ящики сзади – для лекарств).

Комплектация авто не рассчитана на носилки. Правда, если постараться и не оглядываться на медицинские нормативы (вообще существует классификация медтранспорта. по классам, по типам), поставить в эту «малютку» носилки можно. Так сделали, к примеру, в селе Новопокровка Запорожской области. «Модернизированные» носилки на колёсиках буквально втиснули в подаренный авто. Но, а что делать, если другого, предположим, нет?

В действии

В Харьковской области примеров такой модернизации машин, как в Запорожье, «МедиаПорт» не обнаружил. Зато заметил другую тенденцию. Наклейки с фамилией Тимошенко на машинах исчезли.

Этот автомобиль стоит во дворе одной из районных центральных больниц области. Говорят, не ломался. Служит пока исправно.

В основном, на ней ездят к пациентам на вызов. Также подвозят больных в лечебное учреждение. Врачи объясняют: по статистике только 30% больных – «лежачие», остальным заболевание позволяет ехать сидя. А ещё возят инвалидов – тех, кому надо добраться в госпиталь. Бывает, забирают сразу нескольких ветеранов.

Но если в ЦРБ, как правило, есть альтернатива одному авто для транспортировки больных не в тяжелом состоянии, то в далеких сёлах выбора нет.

Этот Оpel в своё время сделал революцию в селе Революционном Волчанского района. На машине тоже нет наклейки «Тимошенко», зато в салоне уже флажок «ПР».

«У мене при амбулаторії була «Таврія» до цього. Вона набагато нижче, хужей. Ця краща. Коли амбулаторію відкривали, в 2001-му, тоді ж і «Таврію» дали. З «Опелем» по бензіну брали расценки. бо по книжці воно не сходиться, по тому расходу, що в книжці написано. Все воно під євро йде, там же й бензин якісний, якщо порівняти з нашим. А так ми брали в автотранспортном інституті в Харкові, вони робили нам розроботку, ну, коротше, вищитали 8,2 на сто кілометрів», - с удовольствием и открыто (в отличие от медиков предыдущей, как вы заметили, безымянной ЦРБ) рассказывает сельский водитель с четырехлетним стажем Николай Вдовиченко.

За рулём медицинского авто он был свидетелем многих историй. Вспоминает: на этой машине спасали мужчину, который «чуть не утоп». В экстренной ситуации разложили заднее сидение. Человека спасли.

«Живий!», - радуется Николай.

«Буває п'ятдесят кілометрів їду, а буває двісті п'ятдесят. Вона бистра. Я «Таврією» їхав в дєтську лікарню на Олексіївку біля двух часов, а цією мінут за сорок. А если движения здорового нема, можна й хвилин за тридцять. Машина, конечно, нужна. Ребенка ось недавно возили в детську. А воно зима, холодно. Як людина поїде? Грудний ребенок. Попробуй автобусом, з пересадками, мороз. », - делится Николай.

Сельголова Революционного Сергей Гончаров – он управляет тремя селами (с. Революционное, с. Сосновый Бор, с. Первошевченково; население – ок. 1173 чел.) считает: одной машины на эту территорию достаточно.

«Удобно людям. Могут обратиться и ночью. Жизнь же такая… Выезд на вызов - врач оказывает медпомощь, если хватает у него квалификации, на месте оказывает помощь, а нет - отвозим в Харьков или в Волчанск. Если тяжёлый случай - то "скорая"», - объясняет Гончаров.

Проблем с оформлением документов на машину в Революционном не было. Интересуясь, как живёт Opel в других районах-счастливчиках, нашла проблемный случай. В селе Циркуны Харьковского района машину до сих пор не используют в полной мере, рассказала председатель сельсовета Татьяна Самойлова. Автомобиль (он на балансе сельсовета), цитируя сельголову, «стоїть на приколі». Больница не берёт под своё крыло авто из-за отсутствия водителя и бензина.

«30 літрів бензину дають. Куди його вистачить? Главврач не хоче брати», - утверждает глава сельсовета. - Зараз ми оформлюєм машину на райздрав».

УАЗы на износ

Новому транспорту в районах только рады. И там всё равно – с какой наклейкой или флажком. Нынешний автопарк износился. Некоторые автомобили уже негодны.

«Потребность в автомобилях существует всегда. Мы каждый год делаем заявки на автомобили. На сегодняшний день у нас есть потребность замены, потому что уже машины выработали свой ресурс. В Гороховатской участковой больнице, а также в Першотравневой амбулатории… В Чернещанской амбулатории мы получили «Таврию» в 2001-м году, когда только открывали амбулаторию и, в принципе, у нас приняли заявку на её замену. На отделении скорой помощи из 4-х машин, которые там работают, одна уже тоже выработала свой ресурс. И по годам - восемь лет, и по километражу», - рассказывает о ситуации в своём районе Любовь Винникова, главврач Боровской центральной больницы.

«А три машины у нас нормальные, работают. Новые «Газели», «УАЗ». К сожалению, машины имеют способность изнашиваться - и физически, и морально… Конечно, хотелось бы, чтобы это были бы какие-то комфортные машины. «Газели» - это хорошие машины, комфортные, но они подходят только для поселка для нашего и для транспортировки на Харьков. В селе тяжелей на ней ездить. Вы знаете, что такое село, это дороги, это снег, это все. И поэтому туда надо проходимые машины и, наверное, пока это останутся «УАЗы», если что-то улучшенное не придумают, то это будут ещё «УАЗы», - считает Винникова.

В Боровском районе машину Opel получила амбулатория села Пески-Радьковские. По мнению главврача Боровской ЦРБ, автомобиль лучше было оставить при центральной больнице. Новую машину – жалко: дорог в сёлах нет, и машина, хоть и важного производителя, всё равно быстрее сломается. А запчасти – импортные, недешёвые.

«Если бы меня спросили в то время, я бы оставила эту машину (Opel - ред.) в ЦРБ, чтобы транспортировать больных, детей на Харьков. Даже если обслуживать на вызовы, так лучше тут, в поселке, где нормальные дороги. Там, где находится эта амбулатория, во-первых, там есть отдаленные села, куда практически разбита дорога, куда практически отсутствует асфальтированная дорога. Потому сложно использовать эту машину, жалко. Она дорогая в ремонте, это запчасти импортные. Это своевременная замена масла. Возможно, она бы больше нужна была бы здесь в ЦРБ. Но было такое распределение», - говорит Любовь Винникова.

Главврач Кегичевской ЦРБ Виталий Шевченко тоже не скрывает: в машинах потребность есть.

«Нужно. Чем больше, тем лучше. Они у нас большинство выработали технический ресурс. Машину, которую мы получили в прошлом году, перед выборами президента Украины, мы используем по назначению, - рассказывает главврач Кегичевской больницы. - Возим в больницу, обслуживаем вызовы. Эта машина предназначена для четырех пассажиров. Мы её не переделывали. Четыре места сидячих. Носилок там поставить нет возможности. Может быть, каким-то образом… там я видел по телевидению показывали, как наша бедность изгаляется, так сказать. Сидения выбросили, ручки носилок обрезали, и втиснули туда носилки. Мы этого не делали», - уверенно говорит врач.

«Оценивать всю программу правительства я не компетентен. То, что мы получили машину - спасибо. Довольны. Другое дело, за сколько её там купили, как и что, это не наше дело! Наше дело вот - меня пригласили в облгосадминистрацию, вручили мне ключи, позвонили, что вот там-то там-то я должен её получить, я послал водителя, он получил, пригнал. Мы её эксплуатируем», - заявляет Шевченко.

Это мнение поддерживают многие медики в районах области. С ними согласна и я.

Как гражданину этой страны и потенциальному пациенту (тьфу-тьфу), мне безразлично, откуда берется медицинский транспорт. Он просто должен быть, не разваливающийся, и всё. Вмешивать в спасение жизней политику – последнее дело. Впрочем, если из-за неё медицинский автопарк Харьковской области существенно обновится, я могу переносить выборы хоть каждый день.

В октябре 2010-го на заседании Комитета по экономическим реформам по вопросам реформирования сферы здравоохранения Президент Украины Виктор Янукович заявил: главная ценность для человека – его здоровье.

«И как достичь, чтобы человек со дня рождения имел возможность сохранять свое здоровье. » - задался вопросом глава государства.

«Чтобы мы могли создать такую систему, которая бы заботилась о человеке и создавала такие условия», - серьёзно сказал он. «У меня старший сын – медик, я его также много слушал. Рядом со мной уже многое время в жизни ездит врач, известный, который следит за моим здоровьем, личным; и все время меня учит, как его нужно беречь и рационально использовать», - рассказал президент.

Возможность возить с собой врача есть не у каждого. В глухом селе рядовой медик, не известный, не личный, часто просто не может попасть к больному. А если может - то на авто, в котором нельзя быть уверенным: а вдруг сломается по дороге?

Банальный транспортно-медицинский вопрос, особенно в сельской местности, на протяжении двадцати моих лет и, по совпадению, двадцати лет независимости страны, остаётся актуальным. Не год, не два, и не пять.

 



На главную